ФОРУМ


КОНТАКТЫ


РЕКЛАМА


   
Главная
Психологический подход
Физиологический подход
Эзотерический подход
Философский подход
Культурно-исторический подход
Религиозный подход
Художественный подход
Житейский подход
Жизнь как сон
Язык сновидения
  • Универсальные сюжеты и мотивы сновидений
  • Словарь символов
  • Сонники
  • Управление сновидениями
    Новые статьи
    Карта сайта
    Форум
     
    Реклама


    Финансовая магия по фото zvezdamagov.ru.

    Синтерра констракшн отзывы сотрудников ренейссанс констракшн отзывы сотрудников.

    Осознанные сновидения Сонник Миллера Толкование сновидений Сон значение Вещие сны Нарушение сна Город снов Сонник Фрейда Психология личности Бессознательное Анализ снов Ловец снов Видеть сны Лунный календарь Гороскопы Сонник Ванги Предсказания и гадания

    Главная | Жизнь как сон // Юродивый
    Среди обширного наследия духовного писателя, миссионера, православного подвижника Митрополита Вениамина (в миру Иван Афанасьевич Федченков, 1880-1961гг) есть книга, где он собрал описания множества чудес и знамений своего времени.


     

    Чтобы прочувствовать всю степень удивления от встречи автора с юродивым, нужно знать, что в предыдущей главе книги идёт речь о том, как Митрополит Вениамин ещё в самом начале своего монашества впервые встретился с женщиной, одержимой дьяволом, и провёл обряды, изгоняющие дьявола. Будучи тогда ещё не вполне уверенным в своих силах и возможностях молодым человеком, он взялся за столь трудное дело (избавить женщину от дьявольского искушения), призвав в помощь Бога. И после никому не рассказывал об этом случае, кроме своего духовника, и не вспоминал. Однако случайная встреча на Валаамской земле неожиданно, как во сне, соединилась с теми событиями.

     

     

    В этом рассказе будет два чудесных случая, а третий, более всего необыкновенный – сам юродивый…

    Мне летом нужно было съездить в Валаамский монастырь по нескольким делам сразу. В том числе повидать одного моего давнего знакомого, несчастного безрукого И.Ф.Л., которого по моей просьбе приняли на проживание в эту обитель. Но я от него получил тревожное письмо. Нужно было снова что-то предпринимать на счёт него.

    Прибыв в монастырь, я, прежде всего, увиделся  с ним. Это был человек с обожжённой кожей, непомерно чувствительный, самолюбивый, раздражительный, несчастный.

    Увидев меня и едва поздоровавшись, он сразу выпалил мне, махая одною рукою, оставшейся целою (и то без пальцев, кроме одного большого): «Куда хотите, убирайте меня отсюда, только я здесь не останусь и дня. Ни за что. Это не монахи, а диаволы. А если не возьмёте, я лучше в море брошусь, а здесь уж жить не стану!»

    «Морем» на Валааме зовут Ладожское озеро из-за его величины.

    Я постарался, как мог, успокоить его, обещал устроить куда-нибудь в другое место; а ещё и сам не знал, куда бы. Разные уже монастыри мы перепробовали с ним, и нигде он не уживался. Иногда я посылал ему ежемесячное пособие, чтобы он мог как-нибудь существовать. Но и это было недолго – опять какая-нибудь ссора. И как вечный жид он опять был вынужден двигаться на другое место. Я к этому уже привык…

    … Наступил вечер, звонили к вечерне. Я пошёл в церковь. После богослужения, когда все монахи уже почти ушли из храма в трапезную на ужин, я подошёл к мощам преподобных Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев, и на коленях стал молиться им о безруком: «Что мне с ним дальше делать?» А у меня была иногда мысль взять его к себе и жить вместе. Об этом я даже спрашивал своего духовника. Но тот отклонил моё желание, по-видимому, столь благочестивое. И я тогда не взял…

    В моём распоряжении, как у архиерейского секретаря, было две комнаты. «Вот одну бы и отдать безрукому… Или опять не брать его и теперь?» С этими двоякими мыслями я стоял у раки мощей и просил преподобных указать мне, как поступить…

    Помолившись и не получив никакого внутреннего ответа, я однако почему-то успокоился в душе. Поцеловав крышку гробницы, я направился к выходу. В храме уже почти никого не было. Церковник тушил лампады.

    В притворе я увидел какого-то мирянна, будто бы с любопытством рассматривающего живопись. Перед ним с правой стороны был изображён Ангел, держащий в руке свиток. На нём (на свитке) в беспорядке, а не по алфавиту были написаны отдельные заглавные буквы, означающие начала  собственных имён. Например, А – означало Александр или Алексей, П – Пётр и т.д. На левой стороне притвора был такой же другой ангел, с таким же свитком, но другими буквами…

    И вот перед первым Ангелом я увидел богомольца, почти лицом касавшегося свитка, как бы чего-то разбирая. Лица его хорошо не видел. Голова его была покрыта кудрявыми нерасчёсанными волосами нежного льняного цвета и обличала интеллигентность происхождения. Одет он был в поношенное  пальто серого цвета. Может быть, ему было 25-30 лет…

    «Брат, вероятно, вы не знаете, что здесь можно богомольцам мужчинам  идти в монашескую трапезу на ужин. Пойдёмте, я вас провожу». Но он, не оборачиваясь ко мне и продолжая по-прежнему смотреть на свиток, ответил: «Нет, вот ты смотри, что здесь написано!». Я мгновенно взглянул, и конечно, кроме случайных букв: А,П,Г,Н и др. , ничего там написано не было. Но не успел я ещё сказать этого, как мой собеседник продолжал: «Вот видишь, если так читать,  -  и он тонким пальцем слева направо, - то к себе взять, а если наоборот читать, то копеечку дать».

    «Господи! – пронеслось в моей голове, – я же только сию минуту тайно  молился об этом, и он узнал… Кто же он такой?»… Но нужно было ужинать. И я чуть не насильно повлёк его в трапезную. А после, думаю, поговорим. Он покорно пошёл со мною, и как-то нежно и в то же время загадочно улыбался.

    За трапезой он продолжал что-то потихоньку говорить.  И тут я заметил, что рчь его особенная: то он произносит какие-то бессмысленные слоги, то неожиданно вставит между ними совершенно ясную фразу. И всё улыбается. А глаза – глаза голубые и смотрят очень умно. «Юродивый!», –  пронеслась мысль.  А он меж тем, как бы продолжая прерванный разговор  о «написанном у Ангела», дал мне понять, чтобы я лучше не брался за рискованное дело: брать на себя подвиг не по силам…

    На другой день у него был сильный припадок лихорадки, температура поднялась высокая, а он по-прежнему улыбался детской улыбкой и ласково смотрел на меня…

    И вдруг, совершенно неожиданно, когда у меня и на уме не было, он сам заговорил о вышеописанном «искушении: «…А я знал одну женщину…- и опять ряд каких-то слогов без смысла, - у неё кошки по потолку бегали, и огурцы на пол падали… враг-то, враг-то…» И снова слоги, слоги, слоги… И вдруг, смотря мне прямо в глаза, сказал: «А ты думаешь, что большое дело сделал?.. Ну теперь у неё нет мук, но зато нет и подвигов… А если бы она решилась вытерпеть, из неё бы вышла мученица, венец бы получила!»… И опять набор слогов.

    Я, как поражённый, молчал… Юродивый в Петербурге никогда не  бывал и о женщине той, конечно, не знал и не слышал.

     

     

     

    Источник: Митрополит Вениамин, «Из того мира», изд. Сретенский монастырь, Храм Рождества Пресвятой Богородицы. (По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II), 2007г.


      © Сайт ТОЛКОВАТЕЛЬ СНОВ: сонники Миллера и Фрейда, толкование значения снов
      Яндекс.Метрика