ФОРУМ


КОНТАКТЫ


РЕКЛАМА


   
Главная
Психологический подход
Физиологический подход
Эзотерический подход
Философский подход
Культурно-исторический подход
Религиозный подход
Художественный подход
Житейский подход
Жизнь как сон
Язык сновидения
  • Универсальные сюжеты и мотивы сновидений
  • Словарь символов
  • Сонники
  • Управление сновидениями
    Новые статьи
    Карта сайта
    Форум
     
    Реклама


    Что такое карго из китая rustranschina.com/about.html.

    Осознанные сновидения Сонник Миллера Толкование сновидений Сон значение Вещие сны Нарушение сна Город снов Сонник Фрейда Психология личности Бессознательное Анализ снов Ловец снов Видеть сны Лунный календарь Гороскопы Сонник Ванги Предсказания и гадания

    Главная | Управление сновидениями // Избавление от ночных кошмаров. Стивен Лаберже
    Я стала пытаться рассматривать свои сны как продукт своей психики, даже тогда, когда я сплю. Однажды ночью, после кошмарного сна, я поняла, что не смогу жить полноценно...


    Отрывок из книги Стивена Лаберже «Мир осознанных сновидений».

    ЧТО ТАКОЕ НОЧНЫЕ КОШМАРЫ

     

    Я стала пытаться рассматривать свои сны как продукт своей психики, даже тогда, когда я сплю. Однажды ночью, после кошмарного сна, я поняла, что не смогу жить полноценно, пока не обуздаю свой страх и заснула с намерением избавиться от него. До этого я где-то читала, что страх может рассеять только дружелюбие и доверие. В это время я не ощущала ни гнева, ни страха, ни агрессивности. Таким образом, я была настроена мирно.

    События во сне тем временем разворачивались, и только я успела напомнить себе о необходимости улыбаться, как начался кошмар. Это был почти что детский кошмар, в котором все мои страхи приняли очертания большого монстра, неясные, но совершенно жуткие. Я дрогнула и почти что собралась бежать, но железным усилием воли (я по-настоящему испугалась) заставила себя остаться на месте и дала чудовищу приблизиться. "Это мой сон," – сказала я себе, – "и если я об этом забуду, мне придется проделывать все снова", – и улыбнулась так искренне, как только могла. Более того, я произнесла со всем возможным спокойствием (что само по себе было большим достижением, так как в подобных обстоятельствах, будь то сон или бодрствование, я теряю дар речи) что-то наподобие: "Я не боюсь. Давай будем друзьями. Добро пожаловать в мой сон!" И почти сразу, как только я сказала это, монстр превратился в восхитительно дружелюбное существо. Я была в восторге. Нет необходимости говорить, что я быстро проснулась, повторяя "Я сделала это!". (Т.З., Фресно, Калифорния)

     

    Я уверен, что в осознанном сновидении способен изменить угрожающую мне ситуацию, чтобы не дать овладеть собой испугу и панике. Я не пытаюсь избегать во сне людей или обстоятельств. Более того, я не делаю этого и в реальной жизни. Я встречаю все трудности с поднятой головой и не откладываю неприятные встречи. Осознанные сновидения изменили мой взгляд на жизнь. Люди думают, что меня изменили годы, хотя на самом деле я просто открыл свое настоящее "я". (В.Ф., Гринзборо, Северная Каролина)

     

    Кошмары – это ужасные сновидения, в которых с жуткой подробностью воплощаются наши худшие опасения. Причем самым вероятным кандидатом в ваши ночные кошмары будет то, чего вы больше всего боитесь. От ночных страхов люди страдали во все времена и во всех культурах . Природа их понималась по-разному, в зависимости от господствующих взглядов на природу сновидений. В некоторых культурах они считались переживаниями души, странствующей в иных мирах, пока тело спит; в других – происками демонов. Так, слово nightmare (кошмар) происходит от англо-саксонского mare, что значит "инкуб" или "гоблин" (инкубом называется демон, который по ночам овладевает женщинами; его женская разновидность называется суккубом).

    В современной западной культуре большинство людей склонны считать кошмары "всего лишь снами", подразумевая, что они только плод воображения и не имеют никаких последствий. Поэтому когда директор компании просыпается с колотящимся сердцем, потому что во сне за ним в джунглях гнались зомби, он с облегчением произносит: "Слава Богу, это был только сон!", выпивает стакан воды и снова ложится спать. Однако, когда всего пару минут назад зловонные трупы, с глазницами как ворота в преисподнюю, дышали ему в затылок, у директора не было сомнений в их реальности. Зомби, может быть, и были воображаемыми, но ужас был настоящим. Таким образом, просто отмахиваться от вполне реального ужаса кошмарных снов, называя его иллюзией, – это ошибка, которая не оставляет вам другого выбора, кроме как снова и снова подвергать себя, возможно, самым отвратительным в своей жизни переживаниям.

    Что же придает кошмарам их специфический колорит? Как известно, во сне возможно все. Эта неограниченная свобода прекрасна, когда дает нам возможность пережить фантастические ощущения и радость, недоступные во время бодрствования. Однако, существует оборотная сторона медали, и все, чего вы не хотите, также может случиться, как бы оно не было нежелательно в бодрствующем состоянии.

    В кошмарах мы одиноки. Мы сами создаем эти миры ужасов, населенные нашими страхами. Нам могут присниться наши друзья, но усомнившись в них, мы с легкостью превращаем их в бесов (англ. friend – fiend). Если мы убегаем от вооруженного топором маньяка, он сможет найти нас, где бы мы ни спрятались. Если мы ударим ножом демона, он может даже не обратить на это внимания, или нож может превратиться в резиновый. Нас подводят наши мысли. Подумав только: "Хоть бы у него не было ружья," — мы тут же видим, как оно у него появляется. Не мудрено, что мы с таким облегчением возвращаемся в относительно спокойный и безопасный мир бодрствования.

    Люди, которым удается во время кошмара осознать, что это сон, как правило, предпочитают проснуться. Однако, в состоянии полной осознанности вы должны понять, что сон не может нанести вам реального вреда, поэтому не стоит "убегать" из него с помощью пробуждения. Нужно помнить, что вы в безопасности, поскольку находитесь в своей постели, и будет лучше, если вы, оставаясь во сне, преодолеете свой страх.

     

    ПРИЧИНЫ КОШМАРОВ И СРЕДСТВА БОРЬБЫ С НИМИ

     

    Исследования показывают, что от трети до половины всего взрослого населения время от времени видят кошмарные сны. Опрос учащихся колледжа выявил, что почти у трех четвертей из 300 опрошенных они бывают, по крайней мере, раз в месяц. В другом исследовании 5% первокурсников колледжа сообщили, что видят кошмары не реже раза в неделю. Если такое же соотношение справедливо для всего населения, то можно подсчитать, что более десяти миллионов американцев еженедельно беспокоят совершенно реальные ужасные ощущения!

    Существуют определенные факторы, способствующие кошмарным видениям. Это болезни (особенно лихорадка), стресс (вызванный трудностями переходного возраста, переездом, тяжелой ситуацией по учебе или на работе), плохие отношения с окружающим миром и травмирующие психику события, такие как преступное нападение или крупное землетрясение. Травмирующие события могут вызвать впоследствии целую цепь кошмарных сновидений.

    Способствуют ночным кошмарам также некоторые лекарства и наркотики. Дело в том, что многие из них подавляют БДГ-фазу сна, что потом дает обратный эффект. Если вы ляжете спать пьяным, то можете крепко проспать пять или шесть часов, практически без сновидений. После чего действие алкоголя значительно ослабеет, и ваш мозг постарается наверстать упущенное время БДГ-сна. В результате, в оставшиеся несколько часов ваши сновидения будут интенсивнее, чем обычно. Эта интенсивность отразится на эмоциональной окраске сновидений, которая часто бывает неприятной.

    Существует несколько препаратов, которые, по-видимому, интенсифицируют кошмары путем усиления активности определенной части БДГ-системы. Среди них L-дофа, используемый в лечении болезни Паркинсона, и бета-блокаторы, используемые при некоторых болезнях сердца. Поскольку исследования показали, что осознанные сновидения, как правило, происходят во время периодов интенсивной БДГ-активности, я считаю, что препараты, вызывающие кошмары, могут также стимулировать осознанное сновидение. Эту тему я собираюсь проработать в ближайшие годы. Я думаю, что впечатление от сновидения зависит в первую очередь от позиции того, кто его переживает.

    Именно позиция человека в сновидении может уберечь его от кошмаров. Например, в лабораторных условиях люди редко переживают кошмары, потому что чувствуют, что за ними наблюдают и о них заботятся. Подобным образом, дети, с плачем просыпающиеся от кошмарных снов, почувствуют себя в безопасности и спокойно уснут, если их положить в кровать к родителям.

    Я считаю, что лучшее место для избавления от неприятных снов – это сами сны. Исходным материалом для кошмаров служат наши страхи, представляющие собой разновидность ожидания. Почему же мы боимся того, чего никогда не было? Ожидания влияют не только на нашу бодрствующую жизнь, но более того, они определяют нашу жизнь во сне. Когда в бодрствующем состоянии вы идете по темному переулку, вы можете опасаться, что на вас нападет какая-нибудь темная личность с ножом. Но чтобы это случилось, необходимо, чтобы она вас на самом деле поджидала в близлежащей аллейке. Во сне же такое нападение будет фактически неизбежным, потому что вы уже готовы представить себе поджидающего вас матерого преступника. Но если вы не думаете об угрозе, то не будет ни преступника, ни нападения. Единственный ваш враг во сне – это ваш страх.

    Большинство из нас таит в глубине души какие-то нелепые страхи. Характерным примером является боязнь публичного выступления. В большинстве случаев выступающего пугают не какие-то серьезные последствия, но само публичное выступление. Так же и во сне, тем более осознанном, нет причин бояться чего-либо. Страх, даже беспричинный, – это неприятное ощущение, ослабляющее человека.

    Избавление от бессмысленного страха – очевидный способ улучшить свою жизнь. Как же это сделать?

    Исследования изменений поведения при фобиях показывают, что человеку недостаточно понимать, что объект его страха безвреден. Змеефобы очень хорошо знают, что ужи не опасны, но тем не менее боятся взять их в руки. Способ научиться побеждать страх состоит в том, чтобы встретиться с ним лицом к лицу, приблизившись как можно ближе к предмету своего страха. При этом вы на собственном опыте узнаете, что он не может причинить вам вреда. Этот подход мы и предлагаем для преодоления кошмаров. Он продемонстрировал свою эффективность во многих случаях и может быть использован даже детьми.

    Ни один из предлагаемых нами способов не требует расшифровки символизма неприятных образов. Во сне большая часть плодотворной работы с ними может быть проделана непосредственно. Анализ образов, проделанный в бодрствующем состоянии или во сне, может помочь вам понять источник вашего беспокойства, но это не означает, что он избавит вас от этого беспокойства. Например, классическая интерпретация змеефобии увязывает ее с замаскированными сексуальными проблемами, проводя аналогию с мужским членом, поскольку большинство змеефобов составляют женщины. Гораздо более правдоподобное объяснение – биологическое, и состоит оно в том, что человек появляется на свет с врожденной боязнью змей, поскольку это имеет для него жизненно важное значение. Тем не менее, сообщение данной информации не излечивает змеефобию. Что действительно помогает, так это привычка иметь дело со змеями. Подобным же образом, непосредственное общение с предметами своего страха во сне учит нас побеждать их.

     

    ПОЛЬЗА ОТ ТРЕВОГИ

     

    Согласно Фрейду, ночные кошмары являются результатом мазохистских устремлений. Этот любопытный вывод основывается на непоколебимой уверенности Фрейда, что каждый сон — это воплощение тех или иных желаний. "Я не понимаю, почему сном нельзя управлять так же, как мыслями в бодрствующем состоянии," – писал Фрейд с иронией, и продолжал – "лично я был бы не против. ... Существует только одно пустяковое препятствие на пути этой новой, более удобной, концепции сновидений: она не отражает действительности". Если для Фрейда каждый сон был ничем иным как исполнением желания, значит, то же самое должно было быть справедливо и в отношении кошмаров: их жертвы в глубине души должны хотеть, чтобы их унижали, мучили и преследовали.

    Я не считаю, что каждый сон – это обязательно воплощение желания; я также расцениваю кошмары не как результат мазохистских устремлений, но скорее как результат неправильной адаптивной реакции. Беспокойство, испытываемое при кошмарах, можно рассматривать как неспособность человека адекватно реагировать на ситуацию во сне.

    Оно возникает, когда мы сталкиваемся с провоцирующей страх ситуацией, в которой не работают наши привычные шаблоны поведения. Людям, видящим беспокойные сны, необходим новый подход, позволяющий совладать с такими ситуациями. Сделать это бывает нелегко, если сновидения являются результатом неразрешенных конфликтов, которых человек избегает во время бодрствования. В некоторых случаях бывает трудно избавить его от кошмаров, не вылечив психику, являющуюся их причиной. Но, такой подход, я думаю, требуется, в основном, к людям, не способным адаптироваться. Для относительно нормальных людей, чьи кошмары не являются результатом серьезных личностных проблем, осознанное сновидение может оказаться чрезвычайно полезным. Тем не менее, если вы хотите извлечь пользу из нашего метода преодоления ночных кошмаров, вы должны быть готовы взять на себя ответственность за свои ощущения вообще и сновидения в частности.

    Чтобы проиллюстрировать, как осознанность помогает при вызывающих беспокойство ситуациях, рассмотрим следующую аналогию. Спящий человек, не достигший осознанности, подобен маленькому ребенку, пугающемуся темноты; ребенок искренне верит, что там скрываются чудовища. Осознанно сновидящий похож на взрослого ребенка, все еще пугающегося темноты, но уже не верящего ни в каких чудовищ. Он знает, что на самом деле бояться нечего, и может справиться со своим страхом.

    Беспокойство появляется в том случае, если у вас что-то вызывает опасения, и при этом вы не знаете, как выйти из этой ситуации. Другими словами, мы испытываем беспокойство, когда боимся чего-то, и среди наших моделей поведения нет подходящих, чтобы преодолеть это беспокойство или уклониться от него. Беспокойство может выполнять и биологические функции: оно заставляет нас более тщательно анализировать ситуацию, в которую мы попадаем, и переоценивать возможные способы действия в поисках выхода из нее, – короче, помогает стать более чувствительными.

    Когда мы во сне испытываем беспокойство, самой адаптивной реакцией будет войти в осознанное состояние и рассмотреть ситуацию творчески. Беспокойство и само зачастую приводит к осознанному сну (так было в четверти из шестидесяти двух осознанных сновидений, имевших место в первый год ведения моих записей). Для тех, кто верит в такую возможность, беспокойство во сне будет всегда приводить к осознанности. Со временем оно станет надежным признаком сна, страшным не более, чем пугало, и указывающим, над чем предстоит еще поработать.

     

    ВСТРЕЧА С КОШМАРОМ

     

    В осознанном сне я увидела ряд серо-черных трубок. Из самой большой показалась черная вдова [паук], размером с кошку. Она росла на глазах. Не чувствуя ни капли страха, я сказала себе, что не боюсь, и заставила черную вдову исчезнуть. Я была очень горда своим достижением, поскольку всегда боялась этих насекомых. Самый первый мой кошмар, который я помню, был связан с черной вдовой, от которой я не могла скрыться. Для меня черные вдовы были воплощением самого страха. (Дж.У., Сакраменто, Калифорния)

     

    Примерно двадцать шесть лет назад я понял, что монстр в моих ночных кошмарах на самом деле не представляет для меня опасности. Я сказал ему, что больше его не боюсь, и он, превратившись в беззубую, скулящую ведьму, ретировался. Вчера я прочитал вашу статью в "Пэрэйд мэгэзин", и ночью монстр вернулся. На этот раз, зная, что сплю, я с удовольствием наблюдал его во всех подробностях, представлявших собой менявшиеся с каждой секундой отвратительные, угрожающие обличья. Помню, там был черный котенок из одного из описанных вами сновидений, которого я попросил улыбнуться. Я как ошарашенный смотрел, как становятся на место выпученные глаза, а оскаленный рот пытается растянуться в улыбке. Я не знаю, как это произошло. Акульи зубы превратились в лошадиные, и он лучезарно улыбнулся. Это было глупейшее зрелище из всего, что я видел. Я проснулся, смеясь от всей души и чувствуя себя как шестидесятисемилетний ребенок с новой игрушкой. (Л.Р., Джексонвиль-Бич, Флорида)

     

    "Страх не имеет причины," – писал суфийский учитель Джалалудин Руми семь столетий назад, – "это плод воображения, преграждающий вам путь, как деревянный засов запирает дверь. Сожгите это препятствие ...". Страх перед неизвестным пугает сильнее, чем страх перед известным, и нигде это так не справедливо, как во сне. Поэтому одной из самых адаптивных реакций на неприятную ситуацию во сне будет встреча с ней лицом к лицу, о чем свидетельствует опыт жившего в 19 веке пионера осознанного сновидения Маркуса д'Эрви-де-Сен-Дени.

     

    Я не понимал, что сплю, и думал, что меня преследуют ужасные монстры. Я бежал сквозь бесконечную цепь проходных комнат, с трудом открывая и закрывая за собой разделяющие их двери, только для того, чтобы снова услышать, как их открывают мои преследователи, издававшие при этом жуткие вопли. Как только я почувствовал, что они настигли меня, я проснулся, весь дрожа и обливаясь потом.

    ... Этот сон все более влиял на мою жизнь, потому что когда я с ним сталкивался, мне, волею судьбы, никак не удавалось привести себя в сознательное состояние, которое так часто бывало у меня во время сна. Но однажды, когда он вернулся в четвертый раз, и мои преследователи уже готовы были возобновить погоню, в моем сознании неожиданно пробудилось желание сразиться с этими фантомами, которое придало мне силы для преодоления своего инстинктивного страха. Я не побежал, а мобилизовав то, что в данных условиях, наверное, можно было бы назвать волей, заставил себя прислониться к стене и решил во всех подробностях рассмотреть фантомов, на которых я до сих пор только оглядывался. Первоначально, признаюсь, я испытал довольно сильное потрясение – таким образом мой ум, защищался от пугающей его иллюзии. Я остановил взгляд на главном своем преследователе, чем-то напоминавшем оскаленных, ощетинившихся демонов с соборного портика, и, когда желание наблюдать взяло верх над моими эмоциями, увидел следующее: фантастический монстр приблизился ко мне на несколько футов, посвистывая и подскакивая так, что перестав его бояться, я воспринимал ситуацию скорее как комическую. Я заметил когти на одной из его лап; их было семь, очень ясно очерченных. Волосы его бровей, рана, зияющая у него на плече, и бесчисленное множество других деталей образовывали потрясающе подробную картину, одну из самых четких, какие мне доводилось видеть. Был ли это какой-то готический рельеф, хранящийся в моей памяти? В любом случае, мое воображение сделало его и подвижнее, и красочнее. Концентрация внимания на этом персонаже привела к тому, что остальные его компаньоны, словно по магическому велению, исчезли. Сам же он, казалось, замедлил свои движения, потерял яркость, а очертания его стали размываться, пока он не превратился во что-то вроде парящей в воздухе связки тряпья, наподобие выцветших костюмов, которые снимаются с витрины и продаются подешевке во время карнавала. Потом последовали несколько незначимых видений, и я проснулся.

     

    Похоже, это было последнее из кошмарных сновидений Маркуса. Поль Толи также отмечал, что открытое и смелое поведение во сне часто приводит к тому, что внешний вид других существ становится менее угрожающим. С другой стороны, если пытаться заставить их исчезнуть, они могут стать еще страшнее, как в случае со Скоттом Спэрроу.

     

    Темной ночью я стоял в прихожей возле своей комнаты. В парадную дверь вошел отец. Я сказал ему, что это я, причем так, словно боялся напугать его или спровоцировать нападение. Я боялся, сам не зная чего.

    Взглянув в сторону, я сквозь дверной проем увидел темную фигуру, напоминающую большое животное, и с ужасом указал на нее. Животное, оказавшееся огромной черной пантерой, вошло в дверь. В ужасе я протянул к ней обе руки и, положив их ей на голову, сказал: "Ты всего лишь сон." Но нотки сомнения в этом утверждении помешали рассеять мой страх.

    Я помолился Иисусу, чтобы он защитил меня, но страх так и не исчез, пока я не проснулся.

     

    В данном случае сновидец использовал свою осознанность, чтобы попытаться во сне заставить исчезнуть устрашающее существо. Этот прием мало чем отличается от попытки убежать от монстров. Если бы Спэрроу догадался, что во сне пантера не может нанести ему вреда, уже одна эта мысль рассеяла бы его беспокойство. Страх – это ваш худший враг во сне; если вы сразу не избавитесь от него, он будет расти, подавляя вашу уверенность в себе.

    Однако, многие начинающие осознанно сновидящие поначалу склонны использовать открывшиеся перед ними новые возможности для продолжения все более изощренных схваток со страхом. Это происходит из-за естественной инерции мышления. Если сон, в котором вам причиняют вред, становится осознаным сновидением, вы все равно будете убегать от опасности, даже зная, что бежать не от кого. В течение первых шести месяцев ведения записей своих осознанных сновидений я время от времени страдал от такого рода умственной инерции, пока следующий сон не изменил навсегда мое поведение.

     

    Я убегал от кого-то, карабкаясь вниз по стене небоскреба, как ящерица. Потом мне пришло в голову, что лучше было бы улететь отсюда, и когда я полетел, то понял, что сплю. При приземлении мой сон и моя осознанность рассеялись. Затем я увидел, что сижу в лекционном зале и имею удовольствие слушать Идрис Шаха (выдающегося суфийского учителя), комментирующего мой сон. "Это хорошо, что Стивен понял, что спит, и смог полететь," – заметил он приглушенным голосом, – "жаль только, он не понял, что не было никакой необходимости убегать, ведь это был сон."

     

    Надо было быть глухим, чтобы не усвоить этого урока. После него я решил больше никогда не избегать неприятных ситуаций в осознанных сновидениях. Но это не значило, что я собирался пассивно избегать конфликтов, ничего не предпринимая. Я принял твердое решение относительно своего поведения во сне: как только я осознаю, что сплю, я задаю себе следующие вопросы: (1) убегаю ли я сейчас от чего-то и убегал ли до этого? (2) Существует или существовал ли во сне какой-либо конфликт? Если хотя бы один из ответов положителен, то вопросом чести для меня будет сделать все возможное, чтобы встретиться с тем, чего я избегал, и разрешить конфликт. Я с легкостью вспоминал это правило практически в каждом последующем осознанном сне и пытался разрешить возникавшие конфликты, какими бы они ни были.

    Убегая от кошмара в мир бодрствования, вы избавляетесь только от непосредственного восприятия беспокоящего вас образа. Вы можете почувствовать некоторое облегчение, но, подобно заключенному, который делает подкоп под стену тюрьмы, а оказывается в соседней камере, не получите истинного освобождения. Более того, понимаете вы это или нет, вы останетесь со своим неразрешенным конфликтом, который когда-нибудь ночью обязательно возникнет снова. Кроме того, у вас останется неприятный и нездоровый эмоциональный осадок, с которым вам придется начать следующий день. С другой стороны, если вы не проснетесь, то сможете найти способы разрешить этот конфликт, что приведет к укреплению вашей веры в себя и улучшению психического здоровья. Тогда, проснувшись, вы почувствуете прилив сил, с которым и начнете день. Осознанное сновидение дает нам силы, чтобы навсегда избавиться от кошмаров и, в то же время, укрепить наше мужество, если мы сумеем понять, что беспокоящие нас образы являются нашим собственным творением.

     

    СОННЫЙ ПАРАЛИЧ

     

    Первый раз этот ужас потери контроля над своим телом после пробуждения я пережила еще в молодости, когда лежала с лихорадкой в спальне своей матери. Я увидела черную тень, проскользнувшую через окно в комнату, и попытавшуюся сорвать с меня одеяла. Во сне я безумно вопила от ужаса, одновременно понимая, что ничего не случилось. На меня всегда наводил ужас образ человека, влезающего в то окно, и это как-то помогло мне осознать, что темная фигура – это не человек, а фантом. Я прогнала его и проснулась. В прошлом году этот сон повторился, сопровождаемый ощущением чьей-то плоти, давящей мне на грудь. Недавно был еще один подобный сон, в котором нечто ужасное пыталось меня убить. Однако, на этот раз я вспомнила рассказ своего мужа о своем поведении в аналогичной ситуации, и встретила "это" с вызовом, предложив ему продолжать и убить меня, демонстрируя тем самым, что я его не боюсь. Я отчетливо понимала, что "это" не сможет нанести мне вреда, если я соберу все свои силы и начну призывать символ чистоты и праведности (Бога). "Это" отступило, и я проснулась, чувствуя себя прекрасно. (К.С., Этобикок, Онтарио)

     

    Ощущение паралича во сне может очень испугать, как в приведенном выше примере. В типичном случае человек просыпается, но чувствует, что не может пошевелиться. Может возникнуть ощущение, что на вас давит огромный вес, затрудняя дыхание. Часто возникают галлюцинации, громкое жужжание, вибрации в теле, или же рядом появляются люди и страшные существа. Спящий может ощущать чье-то прикосновение, различные смещения тела или пронизывающие электрические разряды. В дальнейшем может начать изменяться окружающая обстановка, а спящий может почувствовать, что он покидает свое тело, взлетая вверх или проваливаясь сквозь кровать. Довольно часто спящий понимает, что видит сон, но никак не может проснуться. Вероятная причина сонного паралича состоит в том, что ум бодрствует, в то время как тело остается в состоянии паралича, сопровождающего БДГ-сон. Поначалу спящий воспринимает окружающую его обстановку как реальную, но потом БДГ-процесс берет свое, и начинают происходить странные вещи. Беспокойство, по-видимому, является естественным сопровождением этого физиологического состояния, а ощущение реальности происходящего и невозможность пошевелиться это беспокойство усиливают. Когда человек углубляется в БДГ-сон, он теряет ощущение своего тела, с которым было связано переживание паралича; при этом он может почувствовать, будто покидает свое тело, что связано с освобождением ментального образа тела от ограничений, налагаемых сенсорной информацией, поступающей от тела физического.

    Переживание сонного паралича является, вероятно, причиной самых причудливых ночных событий, таких как видения демонов, инкубов, суккубов и внетелесных переживаний. Они совсем не обязательно должны вас напугать – достаточно понять, что все это сон, и любые опасения исчезнут. Обычно люди, испытывающие сонный паралич, пытаются позвать кого-нибудь на помощь или заставляют себя пошевелиться, чтобы проснуться, что только ухудшает ситуацию, поскольку усиливает беспокойство. Беспокойство же способствует сохранению этого состояния. Более правильный подход состоит в том, чтобы (1) напомнить себе, что это сон, который не опасен, и (2) расслабиться и просто наблюдать за своими ощущениями. Постарайтесь быть более любознательным – сновидения, которые следуют за параличом, часто бывают яркими и запоминающимися.


      © Сайт ТОЛКОВАТЕЛЬ СНОВ: сонники Миллера и Фрейда, толкование значения снов
      Яндекс.Метрика