ФОРУМ


КОНТАКТЫ


РЕКЛАМА


   
Главная
Психологический подход
Физиологический подход
Эзотерический подход
Философский подход
Культурно-исторический подход
Религиозный подход
Художественный подход
Житейский подход
Жизнь как сон
Язык сновидения
  • Универсальные сюжеты и мотивы сновидений
  • Словарь символов
  • Сонники
  • Управление сновидениями
    Новые статьи
    Карта сайта
    Форум
     
    Реклама


    Осознанные сновидения Сонник Миллера Толкование сновидений Сон значение Вещие сны Нарушение сна Город снов Сонник Фрейда Психология личности Бессознательное Анализ снов Ловец снов Видеть сны Лунный календарь Гороскопы Сонник Ванги Предсказания и гадания

    Главная | Художественный подход // Киноязык и язык сновидения. Взгляд на творчество Андрея Тарковского.
    Сон – это произведен искусства, созданное нашим бессознательным. И во многом язык сна сравним с языком кинопроизведения.


    Конечно, речь идет не о массовых развлекательных лентах, которые в огромных количествах создаются на потребу времени, а о тех фильмах, которые можно без зазрения совести назвать настоящими произведениями искусства. К таким фильмам, безусловно, можно отнести работы режиссера Андрея Тарковского. На одной из встреч с членами народной киностудии «Юность» в городе Ярославле, Тарковский говорил: «На мой взгляд, кинематограф такое же полноценное, серьезное искусство, как поэзия, музыка, живопись, архитектура, и прочее. При помощи искусства еще никто никого никогда не развлекал, хотя нельзя отрицать существование развлекательных жанров… Я не сделал ни одной развлекательной картины и обещаю никогда такой не сделать. Для меня кино – это способ достичь какой-то истины в той максимальной степени, на какую я способен».

    Взгляды Тарковского на проблему построения киноязыка очень интересны. Обратившись к концепции режиссера, можно заметить, что язык, который он использует для создания кинопроизведения практически тождественен тому языку, на котором с нами «разговаривает» наше подсознание во время сна.Андрей Тарковский

    Однажды Тарковскому задали вопрос, не мог бы он сам пояснить идею «Сталкера». И вот что ответил кинохудожник: «Если вы после двухчасового просмотра фильма, который я делал полтора года, не поняли его смысла, то неужели я своим слабым языком смогу вам все объяснить в течение нескольких минут? Это будет безнадежная попытка. Если вас не убеждает то, что вы видите, то слова подавно бессильны. Ведь речь идет об эмоциональном процессе восприятия произведения. Если он не возник, то словесное воздействие на ваше сознание, на ваш интеллект не поможет вам понять этой картины. Это же не доказательство теоремы. Речь идет о том, чтобы вы эмоционально, чувственно восприняли картину, приняли ее. Приняли ее персонажей, ее мир, ее пафос, ее интонацию безрадостную… Потому что контакт с произведением искусства происходит не про помощи головы, не при помощи сознания, а при помощи других органов…».

    Очевидно, что образы сна, как и образы кино, адресованы не разуму, не сознанию, а именно чувственному пласту восприятия.

    Так же и в кинокартине, факт реальности должен быть помещен вместе с его чувственным восприятием. Тарковский любил приводить пример из фильма «Семь самураев»: воины бьются с разбойниками, льется дождь, кругом вода, грязь. Один из героев падает – он мертв. Мы не знаем, случайно это получилось или нет, но внимание зрителя приковывает часть тела убитого. Это голая пята, которую омывает дождь. Она только что была грязной, и на наших глазах дождь смывает грязь, и эта часть тела становится белой как мрамор.

    Тарковский говорит, что реальность можно понимать любыми вещами. Для зрителя должны быть важны не сами вещи, а то, что они в себе несут. Именно по этому же принципу необходимо действовать при трактовке снов. Важно не то, что конкретно мы видим, а то, какие чувства связаны у нас с этим образом. В этом родство киноязыка Тарковского и языка сновидения.

    Существует распространенное мнение о том, что Тарковский снимал собственные сны. Возможно отчасти это и так, ведь, по сути, сон – это та же реальность, облаченная в образы, которые мы видим, когда спим. И эти образы могут быть любыми, сколь угодно нелепыми и несуразными, главное то, что они значат конкретно для нас. Например, если в реальности человек переживает из-за того, что его не принимает некий коллектив, в котором ему хочется быть «своим», ему может присниться, что он наблюдает в окно, как эти люди что-то делают вместе, веселятся, но он пройти к ним не может. Или другой пример: это сон, который однажды приснился мне. Компания важных для меня людей заходит в лифт, в который я не помещаюсь и, зайдя одна в соседний лифт, я слышу через стенку, как они поднимаются: рассказывают анекдоты, смеются.

    Это две совершенно разные ситуации, но они обе передают одно и то же переживание. Эти примеры показывают, что образы могут быть любыми, в том числе и зрительными и слуховыми – их объединяет нечто более важное. Это то, что в гештальт-психологии называется функциональным единством. Так, ребенок в сновидении может превращаться из девочки в мальчика, или вообще в собачку, или в любой другой образ или предмет, который взывает некое желание заботится о себе, оберегать. Конкретные предметные образы не важны (это не значит, что образ не должен быть конкретным предметным), а важно то, что все они порождаются одним и тем же чувством. Переведем это на язык кино: в кино конкретные предметные образы должны вызывать, порождать чувства.

    Своими фильмами Тарковский говорит, что сон – это реальность, без всякого стеснения стыкуя наблюдаемую действительность и реальность у сновидения. Потому что и то, и другие – это функциональные подсказки к пониманию собственных проблем. Так, переплетение реальности и снов героя фильма «Иваново детство» приводит к одновременности прошлого и настоящего, это становится уже не способом повествования, а способом существования героя. По словам режиссера, сны Ивана «автобиографичны» - это воспоминания из детства: и грузовик с яблоками, которые рассыпались по земле, и мокрые от дождя лошади, дымящиеся на солнце, и даже «Мама, там кукушка!» Это принципиальная установка Тарковского: «Снимать нужно то, что пережил, перечувствовал, выносил…».

    Здесь трудно не упомянуть о фильме «Ностальгия». Он снимался в особых условиях: нагромождение проблем психологических, бытовых, семейных, Советские политические и гражданские установки привели к тому, что Андрей Тарковский уехал за границу и остался там. Когда его спросили, не считаете ли вы слабостью то, что живете и работаете за рубежом?» – он отвечал: «К сожалению, вы правы, это слабость. Но я устал бороться». Тарковский не раз сравнивает себя с героем фильма «Ностальгия»: «Если исходить из сценария, то Горчаков приехал в Италию лишь на время. Но он в финале умирает. Другими словами, он не возвращается в Россию не потому, что не желает этого, а потому, что решение выносит судьба. Я тоже не предполагал, что после завершения съемок останусь в Италии: я, как и Горчаков, подчинен высшей воле». Тарковский переживает те же чувства, что и герой фильма: «Мог ли я предполагать, снимая «Ностальгию», что состояние удручающее – безысходной тоски, заполняющее экранное пространство этого фильма, станет уделом дальнейшей моей жизни? Мог ли я подумать, что отныне и до конца дней моих я буду нести в себе эту тяжелую болезнь?»

    Начиная смотреть «Ностальгию», зритель вступает в мир полуреальный, сотканный из образов-чувств. Воображение героя фильма Горчакова становится для зрителя переживаемой реальностью. Невозможно жить в дали от родины: гаснут краски, увядают красоты, люди кажутся неживыми, далекими. Человек погружается в себя, и поэтому так важны именно внутренние переживания. И Тарковский четко отвечает для себя на вопрос, как воспроизводить то, что человек видит внутри себя: «Мир внутренних представлений … должен складываться из тех же четких, точно видимых, натуральных форм самой жизни». И финальный кадр фильма «Ностальгия» – русский пейзаж, вписанный в стены итальянского храма, – не что иное, как материализованное сознание героя. После первого просмотра фильма сам автор был поражен и обрадован, ибо то, что он увидел, доказывало, «что средствами киноискусства можно получить отпечаток человеческой души».

     

    Душацкая Полина

     


      © Сайт ТОЛКОВАТЕЛЬ СНОВ: сонники Миллера и Фрейда, толкование значения снов
      Яндекс.Метрика